Слышу голос из прекрасного далёка, или почему мы плачем над песнями нашего детства

Слышу голос из прекрасного далёка, или почему мы плачем над песнями нашего детства

В детстве мне не очень нравился фильм «Приключения Электроника», а песня «Крылатые качели» так и вовсе казалась фальшивой с этой их радостью впереди, обесценивающей настоящее, и непременным совковым символом – вечно крутящимся земным шаром. Но вот прошла пара десятилетий, у меня родилась дочь и я поймала себя на странном. Звучит короткий фортепианный проигрыш, кудрявый мальчик тянет андрогинным сопрано: «В юном месяце апреле в старом парке тает снег…» И в горле сжимается, глаза увлажнились, я стараюсь смотреть в сторону, чтобы никто не обратил внимания. Потому что – ну что за бред, тридцатилетней тете-Моте с коляской плакать над дурацкой песенкой.

 

Я готова смириться с какими-то безусловно слезовыжимательными моментами в фильмах – типа «Джек, Джек, лодка!» или концовки Белого Бима, над которыми не грустит только пара человек на планете. Но почему, став мамами, мы плачем над этой сопливой песенной клюквой, даже и не сильно грустной? Я бы подумала, что это со мной что-то не так, если бы не слышала от подруг, не читала в мамских группах и на форумах: плачу от детских песен! Вам это знакомо? Добро пожаловать в наш клуб.

Классический набор грустящей мамы: «Голубой вагон», «Прекрасное далеко», «Крылатые качели» и тому подобное. Для подружки вот триггер слез – песня «Дорогою добра». Другая мама делится: пыталась спеть дочке «Топ-топ, топает малыш»: начинает реветь, голос дрожит, эмоции через край. Кто-то не может даже петь колыбельные. Знакомая признается, что нараспев читает Барто вместо песенки на ночь, потому что колыбельные пробивают на слезы, а сдерживать рыдания у детской кроватки каждый вечер не в силах. Ну и главный хит, конечно, слезодавительный мамонтенок, рвущий материнские сердца не первое десятилетие. Редкая мама поет (или слушает) его без щемящего надрыва и слезливой нежности.

 

Попытаюсь найти всему этому «феномену Мамонтенка» объяснение. Те, кто не плачут, поджимают губы и советуют сдать на ТТГ, но дело, полагаю, все же в другом. Во-первых, все эти песни щекочут нам нервы на мажорно-минорной границе. Они вроде как не откровенно грустные, и совсем не мрачные, но на слезы нас по максимуму пробирает именно эта светлая печаль с мгновенными перескоками в мажор и обратно. К тому же, как правило, поются они щемяще-ребячьим голосом с пионерской звонкостью и беззащитностью детства.

Во-вторых, вот результаты исследования из Свободного университета Берлина. Ученые провели наблюдение, какой эффект оказывает грустная музыка в принципе. Мы слушаем печальное, когда находимся в стрессе, и освободившись от эмоций, его таким образом снимаем. Потребность в прослушивании грустной музыки присуща эмоционально неустойчивым людям, а какая еще категория так эмоционально неустойчива, как молодые мамы? Мы грустим не над текстом песни – в данном случае не над оставшимся без мамонтихи зверьком – а над своим собственным печальным контекстом, который есть у каждого. И на выходе после слез остается нежность и любовь ко всему миру – довольно благополучное чувство.

Ну и, в третьих, конечно: в собственном материнстве обостряется чувство ностальгии. Напевая ребенку колыбельную, мы вспоминаем себя маленькими, пели на ночь наши мамы. Когда все было проще, радостней и без оглядки. Как сидишь в гостиной за уроками, из старого «Рубина» звучит «Крылатые качели», а рядом молодая мама чистит яблоко. И, конечно, если мы будем идти дорогою добра, нас ожидают только небо, только ветер, только радость впереди!

 

 


читай нас в Facebook, обещаем по пустякам не отвлекать
ОтменитьДобавить комментарий

Как мне крестик помог (и религия тут ни при чём)
Как мне крестик помог (и религия тут ни при чём)
26 июня 2017
Операция “Тонкий лед”, или Как выстроить отношения с бабушкой собственного ребенка
Операция “Тонкий лед”, или Как выстроить отношения с бабушкой собственного ребенка
13 июня 2017
Дачи другого детства, или какой запомнят дачу наши дети
Дачи другого детства, или какой запомнят дачу наши дети
06 июня 2017