Чтобы не забыть

Чтобы не забыть

К материнству этот текст имеет отношение весьма опосредованное. Это почти дословная запись рассказа няни моей мамы – Анны Семеновны. В этом году ей исполнится 90 лет. Своих детей у нее не было. Может быть, как раз из-за войны – молоденькой девушкой ее «угнали» из родной деревни на работы в Германию, где она провела несколько лет в качестве служанки в немецкой семье. Я везла Анну Семеновну из больницы домой, слушала ее рассказ про Германию и думала простое и банальное, о чем часто думается в День Победы и почти никогда в другие дни – лишь бы не было войны. А еще – что надо это все записать, скоро этих историй просто не останется. Вот, записала, делюсь:

Хозяева? Ну конечно, хорошие были хозяева. Как я только пришла к ним, у них девочка-немка еще работала. И я пришла. И вот у меня снопы упали с подводы. А немка, девчонка эта, на меня наругалась. Наверное, сильно ругалась, я же не понимала тогда. Хозяин услышал, да как даст ей веником по попе – не тронь ее.

Детей у них было трое. Павел, Анц и младший, как его – Кристиан. Младший очень меня любил. Я в поле иду работать, а он все за мной бежит, его мать ловила и дома запирала, а он плакал, так ко мне хотел.

Ели они непонятно. На завтрак кофе, сыр, масло и картошка обязательно. Картошку эту все время ели. А овощей и фруктов в доме не было. Поверишь, яблока даже в доме не было? Зато сок пили. И кофе. Я воду пила, а они мне говорили – что ты, как корова, все воду? И свой сок мне опять.

А по-немецки я понимала, научилась, конечно. Сейчас ничего не вспомню, что ты.

Под конец приехали американцы, много их было, даже и негров. Они жалели нас. Иду, а тут негр, и говорит мне что-то на своем, сует печенье, сигареты – что у него с собой было. Поговорить хочет – рус, рус? А что мне с ним разговаривать. Тогда взял фартук мой, насыпал конфет туда, а я детям хозяйским снесла.

Рядом у других немцев жила девочка – она из деревни моей была, с соседней улицы. Нашла себе поляка, жила с ним, как с мужем. А как война закончилась, не женился он на ней, и уехал. Сказал, мама не дала благословения.

Как война кончилась, хозяйка все обнимала меня, говорила: - Оставайся у нас, дом-то твой сожгли, наверное. А мне домой хотелось, деревня моя Слободыще называлась, там сестры оставались, мать с отцом. Братьев-то убило на войне.

Американцы нас довезли до Берлина, а из Берлина домой мы шли восемь месяцев. Шли пешком!  Только один раз ноги у меня опухли – после бани спать легла, а спали мы на улице, хоть и осень уже. Так меня на телеге подвезли – идти долго еще не могла.

Домой вернулась, пошла в семью полковника одного, с нашей деревни – помогать по хозяйству, нянчить детей. Как это сейчас называют, домработницей? А как они уехали, сказали мне – иди к ПалАндреичу, там хозяйство небольшое. Так и осталась у твоих бабы и деда. А там и маму твою Ольга Васильна родила.

Так что я считаюсь – узник, к празднику Победы открытка от самого Путина пришла. И четыре тысячи рублей.


читай нас в Facebook, обещаем по пустякам не отвлекать
ОтменитьДобавить комментарий