Читать, бояться! Или какие детские книги вызвали мое недоумение

Читать, бояться! Или какие детские книги вызвали мое недоумение

В моем детстве мама собирала детскую библиотеку с большим вниманием. Я росла, а лучшие книжки собирались в перевязанные стопочки, пачки и коробки – предполагалось, что они ждут своего часа для уже моих детей. Лет десять назад во время ремонта это множество аккуратных сверточков кто-то случайно выкинул. Мама ужасно расстроилась, а я удивлялась: мама, дефицита давно нет, купить книги проще простого. Идем в книжный, набираем, оп – через час библиотека у нас в кармане. Засев за текст про книги, я осознала, что теперь мамино расстройство мне ближе, чем тогда. Потому что подобрать нормальные книжки ребенку - сложнее, чем когда-то казалось.

Хочется поговорить не про подборки хороших книг – прекрасные списки регулярно выходят на детских и мамских ресурсах. И про крайности типа «Новая папина жена, которую зовут Франк» тоже не будем – это отдельный пласт, достойных холивара. В этом тексте я просто попыталась отметить странные для меня моменты в стандартных детских книжках, от которых не ждешь подвоха и покупаешь вроде как на автомате, по логике: «это же сказка», «это же классика», «это же детский автор».

Первая странность обнаружилась в ярких книжках для младенцев. Все они почему-то посвящены звукам, которые издают животные, или же детям этих самых животных – третьего практически не дано. Как делает курочка? А свинка? Чей сыночек жеребенок? Недавно пришли к нам друзья с детьми, дети играли, мамы пили вино, папы что-то покрепче. Дети подзабыли слово «ягненок» и пришли к папам, тыча в картинку. Так вот папы одновременно выдали что-то типа: ээээ-ну-как-его-ммм. Может, конечно, дело в количестве выпитого, но мне до сих пор кажется странным, что эти зоознания являются канонически базовыми для младенцев.

Следующий момент, на котором я споткнулась, наступил, когда дочке исполнилось два: нам подарили диск «Доктор Айболит» - радиопостановку на базе сюжета Чуковского. Ее отличала очень качественная музыкальная партия в исполнении прекрасного оркестра, но очень странный (не по Чуковскому) текст. Дочка сразу возлюбила диск, и требовала включать его снова и снова, поэтому мы с мужем вынужденно выучили сказку наизусть и обреченно цитировали ее друг другу и друзьям. Тогда еще свеж в памяти был сериал «Во все тяжкие», и доктора Айболита мы сравнивали с доктором же Гайзенбергом, а Чичи – местным Джесси Пинкманом. Это все было забавно, но меня настораживал эпизод с гибелью Бармалея, который тонет и просит о помощи, а звери Айболита отвечают дословно следующее: - Тони-тони, и с этим делом не тяни! - За то, что ты чинил разбой, тони и черт с тобой!

Разумеется, дочка четко и с удовольствием все это повторяла, а я раздумывала – что же это за детская сказка, где милые добрые звери с таким мстительным злорадным удовольствием комментируют смерть пусть даже и отрицательного персонажа.

Следующим моим приобретением (на замену Айболиту) были аудиосказки Пушкина – казалось, это беспроигрышный выбор, и ошибка невозможна. На абсолютном автомате я врубила в машине «Золотого петушка» и приготовилась радоваться. Честно говоря, не получилось. Во-первых, меня смущали моменты типа: «Оба мертвые лежат, Меч вонзивши друг во друга. Бродят кони их средь луга, По притоптанной траве, По кровавой мураве...». Лиза, хорошо запоминающая стихотворный текст, конечно, с удовольствием, но без понимания цитировала «кровавую мураву» на площадке, а соседские няни пучили глаза. А во-вторых, смысл сказки – туманный, даже для меня. Пушкин вообще писал ее, как выясняется, в насмешку над каким-то знакомым стариканом, пожелавшим жениться на молоденькой. А поставить ее трехлетке додумалась я сама, вот этими вот ручками нажав «плей».

Так я начала задумываться о возрастном позиционировании книжек. Ярлык «сказка» для меня подразумевал категорию по крайней мере 3+, и совершенно напрасно. Например, Андерсен, которого я также закупила для чтения дочке – прекрасный, но совершенно не детский автор. Очень красивый язык, безупречная картинка и какая-то созерцательная меланхолия на выходе. Ребенок воспринимает сказку буквально, и что тогда получается? Веди себя как можно капризнее, и все поймут, что ты принцесса (на горошине). Ради принца иди на любые жертвы, включая надругательство над собственным телом (русалочьим). Пока не станешь красивым (лебедем), никому до тебя дела нет. А ведь Андерсен вообще не про это, не про мораль и целеполагание, а про то, что красота – она и в жизни, и в смерти, и в радости, и в грусти. Считает ли это ребенок? Думаю, что не ранее, чем в средней школе.

Некоторых авторов у нас принято считать детскими классиками. Я сама нежно люблю Носова, а теперь любит уже и дочка. Но на некоторых моментах я спотыкаюсь и стараюсь на ходу менять авторский текст, держась за ушибленный нос. В рассказе «Огурцы», например, происходит такой диалог между мамой и сыном, похитившим совхозные огурцы:

«Котька плакал и кричал: - Не пойду я! У дедушки ружье. Он выстрелит и убьет меня. - И пусть убьет! Пусть лучше у меня совсем не будет сына, чем будет сын вор. Мама дала Котьке в руки два огурца, которые не поместились в карманах, и вывела его за дверь. - Или неси огурцы, или совсем уходи из дому, ты мне не сын!»

Как вам такое? Ребенку дают понять безо всяких разночтений: мама может перестать любить за проступок. Или даже: для мамы лучше, чтоб я умер, нежели оступился. И да, «Огурцы» можно, конечно, без купюр читать старшему ребенку, когда можно поговорить о контексте – историческом моменте, установках СССР и т.д. Но мы-то привыкли, что рассказы Носова детские и подойдут для трех-четырехлетки. Теперь я голосую против.

Не хочется доводить тему до маразма и искать книжные неприятности там, где их нет –  типа атиобщественных действий в «Теремке» или пропаганды бродяжничества в Томе Сойере. Но от это отречение, мотив носовской мамы – вообще нередкий для детских произведений. Несмотря на чудесную ритмику Чуковского, логика «Мойдодыра» вызывает мои вопросы: мальчик был нехорош немытым, а когда заставили помыться – вот теперь тебя люблю я. «Карлик Нос» с изгнанием преобразившегося мальчика мамой меня нехорошим образом удивлял еще в детстве. Детские психологи не перестают талдычить: ужасно, когда ребенок не чувствует безусловного принятия, не понимает, что любят его любым, не за заслуги и достижения. В этом книжном смысле терапевтически идеальна Муми-мама с ее узнаванием Муми-тролля в страшном чудище.

Политические моменты в детских книгах наводят на меня тоску, потому что я никак не могу объяснить четырехлетней уже дочке, что книга – это плод эпохи. А без подобных объяснений все эти сквозные мотивы «богатый – значит, плохой» и «все поделить» в Чипполино, а также Кибальчиши, охваченные пламенем революции, весьма сомнительны.

Русские народные сказки – всякие там генетически ущербные Хаврошечкины сестры и издевательские мерзни-мерзни волчьи хвосты – как выяснилось, тоже не из числа моих любимых для совместного чтива. Но есть у меня одно соображение в их защиту. Не стоит рассматривать их как кладезь народной мудрости, зато они учат ребенка определенным логическим построениям и понятиям. Вместе с тремя медведями – учим большой-маленький. С «Колобком» и «Теремком» - тренируем память. А вот когда муж принес толстенные «Сказки народов мира», я обомлела -  читать их дочке даже и с купюрами было просто невозможно. Я убрала ее до лучших времен, несмотря на протесты и требования дочитать, у кого там вырвали печень.

Это лишь малая доля моих откровений в мире детской литературы. А пока могу предъявить вам следующие свои выводы:

- Забыть о стереотипах. Детский автор, детская сказка, детская библиотека – нет такого знака качества, который не требует родительской перепроверки. Лучше озадачиться соответствием книжки возрасту и сформировать собственные фильтры, чем спешно захлопывать книгу с мироощущением рука-лицо.

- Многочисленные подборки с детских сайтов перерабатывать и сохранять себе в закладки и заметки. Потому что попадаешь вдруг в книжный или хочешь оформить заказ в интернет-магазине, а в голову ничего путного не идет. Поэтому берешь что попало - случается, абсолютный шлак.

- Ну и наконец, как бы ни казалось кощунственным, фильтровать и менять текст на ходу – выбрасывать ненужное, заменять доступным. Уже многие детские книги вышли, так сказать, в моей аудиоредакции. И мне кажется, они от этого нисколько не потеряли.

В общем, дочке пока четыре, и мое путешествие взрослого в мир детских книг только начинается. Я рада, что времена Курочки Рябы позади и она уже смеется над зоками и Бадой, и удовольствием жду, когда мы с ней почитаем какой-нибудь «Домик желтого дятла» Монтейру Лобату из незабвенной маминой подборки. И с опасениями жду, что рано или поздно Лиза доберется до какой-нибудь Чарской (впрочем, пусть будет Чарская, чем сплошной Монстр Хай). Вот только большой вопрос, что я буду делать с этими книгами по мере дочкиного взросления. Пожалуй, придется заказать пару картонных коробок и моточек бечевки.

 


читай нас в Facebook, обещаем по пустякам не отвлекать
5 Комментариев
  • Comment Author
    Ответить
    Маша
    19.09.2017 в 07:25

    Ужасная статья от очень необразованного человека. Подход к литературе абсолютно поверхностный.

  • Comment Author
    Ответить
    Алена
    24.09.2017 в 13:14

    А я во многом согласна с Ольгой, сама бываю в шоке от произведений привычных "детских" авторов. Последний пример - "Медвежонок Невежа" Агнии Барто, до этого - "Гензель и Гретель", восприятие многих вещей изменилось за последние 20-30 лет и прежде вполне приемлемые действия сейчас кажутся таковыми.

  • Comment Author
    Ответить
    Ирина
    25.09.2017 в 12:18

    ! Спасибо, а то у меня уже комплекс развивается - перемудрой мамочки... На подобные рассуждения только и слышу, что - перемудрила, перегибаю палку, слишком заморачиваюсь и вообще тровожная мамочка... И все вокруг не заморачиваются и включают детям свинку пепу и Машу с медведем... Автор, спасибо

  • Comment Author
    Ответить
    Елена
    26.09.2017 в 15:10

    Не переходя на личности: и что такая мама (с такими взглядами) вырастит? Тепоичное растение?

  • Comment Author
    Ответить
    Vitaliy
    27.09.2017 в 11:41

    Сама Оленька Трояновская являет собой продукт современной эпохи, которой удалось отложить свой отпечаток на саму молодую мамочку. Во-первых, надо внимательно подходить к подбору материала для ребенка. Садистский диск с утоплением Бармалея необходимо было, во-первых, не покупать, а во-вторых, поняв, что приобрели - выбросить в мусорку. Вы сами стали испытывать психику своего ребенка. Далее, жизнь действительно полна и несправедливости, и жестокости, и "кровавой муравы". Такие сказки надо читать, время от времени поясняя ребенку реалии прошлой жизни, просить сделать его оценку: что хорошо, что плохо, спрашивать, а как бы он поступил на месте героя. Убогость современного воспитания - в недостатке аналитики. Школьные уроки литературы 50-60х годов были полны аналитикой: писались сочинения про образы героев, сюжетное построение, художественные приемы - метафоры, иносказания, особенности языка, стихосложения: аллитерации, ассонансы, ритмика, аспекты морали и идеологии... Сейчас заметен крен в убогое западничество, конформизм, плюс современные вывихи политкорректности. Конечно, мамочкам тяжко - и семью блюсти, и детей поднимать, да и работают многие. Но кто еще позаботиться о ваших детках?

ОтменитьДобавить комментарий

Мать-героиня, или кому всё это нужно
Мать-героиня, или кому всё это нужно
30 июня 2017
Внимание, вопрос, или что спрашивать у ребенка, чтобы ему было интересно отвечать
Внимание, вопрос, или что спрашивать у ребенка, чтобы ему было интересно отвечать
27 июня 2017
Как мне крестик помог (и религия тут ни при чём)
Как мне крестик помог (и религия тут ни при чём)
26 июня 2017